© 2016-2019  Ksenia Temnikova

 Говорить на английском языке:

стальной кулак без вельветовой перчатки

 

Интервью с кандидатом филологических наук, доцентом по кафедре иностранных языков, BEC Higher Сахневичем С. В.

Ксения Темникова: Как в целом обстоят дела в сфере обучения английскому языку?
Сахневич С. В.: Представления не имею! Я не работаю на рынке обучения английскому языку!
Ксения Темникова: Вы опять со своими шутками? У Вас опыт в этой области с 1992 года и по сей день!
Сахневич С. В.: Ну в 1992 года я может и работал на рынке обучения английскому языку, но после ряда провалов, я понял, что делать там нечего и ушел в другой сегмент!
Ксения Темникова: Ничего не понимаю!
Сахневич С. В.: Я работаю на рынке «принуждения говорить на английском языке». В том числе и силовыми методами.
Ксения Темникова: А это не одно и то же? «Рынок обучения английскому языку» или «Рынок принуждения говорить на английском языке».
Сахневич С. В.: Конечно, нет! Нет смысла обучать английскому языку, потому что те, кто способен обучаться, они и без преподавателя выучат. Или будут нанимать преподавателя в качестве консультанта для «зачистки» непонятных моментов. Они также могут использовать книги! Основная проблема заключается не в том, как обучить английскому языку, а как ЗАСТАВИТЬ человеческое существо учиться.
Ксения Темникова: Если ему нужно, он и будет учиться!
Сахневич С. В.: Вашими бы устами да мед пить. Наивная Вы наша! Не будет!
Ксения Темникова: Почему?
Сахневич С. В.: Человеческое существо склонно все откладывать. Сначала оно принимает решение учить английский язык, начинает это делать, а потом само же саботирует этот процесс? Причем, заметим, НЕ БРОСАЕТ, а САБОТИРУЕТ, то есть тянет, откладывает, но только не учит, хотя оно из-за этого, например, может потерять или не найти работу! Ведь просто бросить учить английский – стыдно перед самим собой и перед друзьями-родственниками, к тому же за тобой могут бросить учиться твои же дети – дурной пример заразителен, а саботаж дает возможность убить двух зайцев: и не учить, и в то же время не бросить. Но это – философский момент. Если в деталях, когда мы говорим об изучающем английский язык, мы имеем дело не с одним человеком, а с двумя. То есть, человек то, конечно, один, но внутри этого человека имеют место две составляющие, которые ведут между собой остервенелую борьбу. Первая составляющая – это «КЛИЕНТ», вторая – непосредственно «ЧЕЛОВЕК».
Ксения Темникова: И кому же нужен английский язык? «КЛИЕНТУ» или «ЧЕЛОВЕКУ»?
Сахневич С. В.: «КЛИЕНТУ». «КЛИЕНТ» хочет делать карьеру, не чувствовать себя глупо за границей, сдавать экзамены, в общем, иметь развитие от английского. «ЧЕЛОВЕКУ» ничего этого не нужно, «ЧЕЛОВЕК» живет сегодняшним днем. Как мы уже сказали, он, конечно, может потерять работу, но это будет не сейчас, а потом, вот потом и посмотрим!
Ксения Темникова: Я начинаю понимать. То есть Вы работаете с теми людьми, которые не могут заставить себя учить английский язык, и в качестве такой своеобразной «погонялки» выступаете Вы.
Сахневич С. В.: Именно. Иногда эта «погонялка» превращается в палку, иногда в пряник, но в большинстве случаев, как говорят англичане, «в стальной кулак без вельветовой перчатки». Что делать! Человеческая натура зловеща, она склонна говорить, но ничего не делать. Приходится заставлять!
Ксения Темникова: А как сами учащиеся относятся к такому стальному кулаку?
Сахневич С. В.: Они только благодарны! Они так и говорят: мы не можем себя заставить, но если нас будут заставлять, мы готовы работать. Только домашнюю работу делать не будем!
Ксения Темникова: Не делают?
Сахневич С. В.: Никогда!
Ксения Темникова: А какие методы мотивации вы используете?
Сахневич С. В.: Самые разнообразные. Все зависит от конкретного учащегося. То, что работает с одним, не получается с другим, и наоборот. Список методов – бесконечен!
Ксения Темникова: Теперь я понимаю, что вы имеете ввиду, когда говорите о «рынке принуждения говорить на английском языке». А насколько он объемен?
Сахневич С. В.: Он – очень обширный. Процентов 80 от всего количества учащихся. Но никто не обращает на этот рынок никакого внимания!
Ксения Темникова: Кто представлен этим сегментом?
Сахневич С. В.: Все взрослые и трудные дети.
Ксения Темникова: А трудные взрослые?
Сахневич С. В.: А взрослые все трудные! Они только детей заставить могут, а себя нет!
Ксения Темникова: Спасибо! Удачного Вам обучения, простите, "принуждения"! 

 

Занятия английским языком

Интервью с кандидатом филологических наук, доцентом по кафедре иностранных языков, BEC Higher Сахневичем С. В.

Ксения Темникова: Сейчас многие компании готовы платить за обучение своих сотрудников английскому языку. Однако приходится слышать, что сотрудники предпочитают заниматься индивидуально за свои собственные средства где-нибудь через своих знакомых, нежели посещать бесплатные (для них) занятия. В чем дело? Неужели хочется платить лишние деньги?Неужели не все равно, где заниматься, в офисе или дома?

Сахневич С. В.: Конечно, не все равно. Занятия в офисе требуют особой организации, и если эта организация не будет обеспечена, люди не будут заниматься!

Ксения Темникова: В чем же заключается эта «особенность»?

Сахневич С. В.: На данный момент было зафиксировано два ключевых фактора, определяющих уникальность корпоративных занятий. Во-первых, приходится иметь дело с людьми, которые не могут заниматься рано утром или поздно вечером по физиологическим причинам, или потому что они могут быть заняты в это время. Во-вторых, типы корпоратиных учащихся — разные. Мы можем разделить их, по крайней мере, на два сегмента: высокомотивированные учащиеся (те, что решительно настроены на изучение английского) и низкомотивированные (те, что не хотят учить английский и делают это только «за компанию»). Каждый сегмент требует индивидуального подхода.

Корреспондент: Каким образом эти факторы влияют на процесс изучения английского языка?

Ксения Темникова: Начнем со второго фактора. Как я уже сказал, есть студенты, которым нужен английский язык, а есть те, которым он или не нужен, или нужен, но не очень. Если оба сегмента поместить в одну и ту же группу, то те, кому английский не нужен, будут пропускать занятия, и группа развалится.

Ксения Темникова: Почему развалится? Останется три человека, а не шесть. Пусть занимаются!

Сахневич С. В.: Да, но прибыль будет в два раза меньше! Преподаватель уйдет, потому что для него или для фирмы, которая направила его в фирму, это будет нерентабельно! И в результате, пострадают те, кому английский нужен.

Ксения Темникова: Тогда логично требование преподавателя или компании, которую он представляет, заплатить за пропущенные занятия.

Сахневич С. В.: Это уже проходили. Учащиеся низкомотивированного сегмента действительно первое время платят за пропущенные занятия, но так как не пропускать они не могут, потому что английский им не нужен, они все равно бросают его! Не могут же они платить не за что постоянно!

Ксения Темникова: Что же делать?

Сахневич С. В.: Один из способов заключается в том, чтобы формировать группы не с точки зрения уровня знания английского языка, а с точки зрения типа учащихся. На данный момент, как я уже упомянул, у нас два типа, два сегмента: высокомотивированные учащиеся (те, что решительно настроены на изучение английского) и низкомотивированные (те, что не хотят учить английский и делают это только «за компанию»). Можно частично избежать потери прибыли из-за непосещения занятий, если группа будет представлена только выскомотивированным сегментом. Почему частично? Потому что, все равно, кто-то заболеет, у кого-то фарс-мажор. Однако, здесь есть детали, которые требуют тщательного разъяснения в том плане, как это осуществить технически.

Ксения Темникова: С этим в целом понятно. Частично избежать прибыли — это тоже результат! А как насчет первого фактора, организации клиентоориентированного процесса занятий? Как сделать так, чтобы учащимся было удобно заниматься?

Сахневич С. В.: Еще раз подчеркну, что утренние и вечерние занятия имеют свои ограничения. И не только те, о которых я упомянул выше. Добавим к вышеупомянутому, что утренние и вечерние занятия это — только групповые занятия. Вы не сможете за два часа утром или за два часа вечером охватить весь поток учащихся. Да и пропуски будут все равно, кто-то заболел, кто-то уехал в отпуск, да мало ли что!

Ксения Темникова: Но получается, что выхода нет! Корпоративные занятия по сути своей являются не поддающимися прогнозированию и планированию.

Сахневич С. В.: Почему же. Выход есть! Это я говорю исходя из личного опыта работы в Единой Транспортной Компании (ЕТК).

Ксения Темникова: Расскажите про свой опыт!

Сахневич С. В.: Если коротко, я приходил в офис компании на целый день в 9.00 утра и уходил в 6.00 вечера, а то и в 9.00 вечера. На протяжении всего рабочего дня я занимался с теми работниками, у которых было свободное время. Например, они мне сообщают, что у них есть час или два позаниматься, и я вызываю их в переговорную. Или я первым захожу к ним в офис и спрашиваю, есть ли у кого-то время позаниматься. И так на протяжении всего дня! Кто-то может заниматься пол часа? Не проблема. Лучше чем ноль!

Ксения Темникова: Гениально! Это вы сами придумали?

Сахневич С. В.: Нет, что вы! Эту систему применяли еще в 19 столетии в Великобритании при обучении рабочих преприятий письменной грамоте. Было такое движение «Путешествующих Преподавателей» (Travelling Teachers), которые по собственной инициативе внедряли грамоту среди рабочего класса. Они и применяли этот метод. Так что все новое — это хорошо забытое старое.

Ксения Темникова: Но у меня каверзный вопрос! А что если никто не может заниматься в данный момент? Аврал на работе, например.

Сахневич С. В.: Очень хороший вопрос! Крайне важно при такой плавающей системе наличие двух или трех работников, которые могут заниматься английским в любое время. Имено на них лежит ответственность закрыть бреши, на тот случай если никто не может заниматься. Как правило, закрывают бреши менеджеры по продажам, IT-специалисты, торговые представители, словом те, у кого график более или менее гибкий.

Ксения Темникова: Ну, я думаю, что закрыть бреши — не проблема, потому что работников, слоняющихся по офису, всегда предостаточно. Кто-то курит, кто-то решает семейные дела, лучше уж английским позаниматься! А что еще важно, чтобы заработала эта система?

Сахневич С. В.: Руководство компании должно быть приверженно идее постоянного роста своих сотрудников, ведь если растет сотрудник, растет и компания! Руковдители Единой Транспортной Компании — господин Бекер и госпожа Горяинова — на тот момент полностью разделяли эту точку зрения.

Ксения Темникова: Каких результатов удалось добиться при системе постоянного присутствия преподавателя в офисе?

Сахневич С. В.: За 10 месяцев, в течение которых я работал в Единой Транспортной Компании, 50 процентов сотрудников научилось говорить на английском языке. Особенно те, которые вставали утром пораньше и были всегда готовы заменить того, кто «не мог» заниматься. Просто они успели отговорить 130 часов.

Ксения Темникова: Ну что же. Вряд ли традиционные утренне-вечерние занятия могут похвастаться такими результатами!

Сахневич С. В.: Потому что сама система утренне-вечерних занятий не дает такой возможности!

Ксения Темникова: Давайте подведем итоги: каковы же преимущества системы постоянного присутствия преподавателя в офисе компании? Первое.

Сахневич С. В.: Учащийся сам выбирает удобное для себя время для учебы: утром, днем или вечером.

Ксения Темникова: Второе.

Сахневич С. В.: Учащийся сам выбирает сколько часов ему заниматься: час, два, три или вообще только пол часа.

Ксения Темникова: Третье.

Сахневич С. В.: Учащийся занимается индивидуально, а не в группе. Это самое главное, потому что в группе английский не выучить, если вы начинаете с нуля!

Ксения Темникова: Будем считать, что свет в конце тоннеля забрезжил. Вопрос только в том, у кого хватит смелости пойти по этому тоннелю!​

Как быстро заговорить на английском:

трудности, характерные для русскоговорящих

 

Интервью с кандидатом филологических наук, доцентом по кафедре иностранных языков, BEC Higher Сахневичем С. В.

 

 

Ксения Темникова: Создается такое впечатление, что нам изучение английского языка дается гораздо труднее, чем скажем шведу, немцу или норвежцу. Под словом «нам» я имею ввиду всех человеческих существ, которые по большей части для общения используют русский язык. Права я или нет?

Сахневич С. В. : Вы совершенно правы! Русскоговорящим гражданам английский язык дается гораздо трудней. Особенно грамматика английского языка!

 

Ксения Темникова: Почему?

 

Сахневич С. В. : Причина заключается в отсутствии в русском языке глагола-связки. Вернее, в русском языке глаголы-связки «является», «есть» употребляются, но только в литературном стиле. Мы почти всегда говорим «Он — врач», нежели «Он является врачом».

 

Ксения Темникова: А в английском?

 

Сахневич С. В. : А в английском без глагола вообще нельзя, так что, если нет никакого другого глагола, должен употребляться глагол-связка. Например, мы не можем сказать «He — a doctor» по аналогии с русским эквивалентом «Он — врач». Мы должны сказать «He is a doctor» по аналогии с литературным русским эквивалентом «Он есть врач». Такая реконструкция предложения занимает занимает время и усилия, потому что по русски мы почти никогда не говорим «Он есть врач».

 

Ксения Темникова: Но это — не сложно! Поставил связку между двумя словами и все!

 

Сахневич С. В. : Это не сложно в этом предложении! Но глагол-связка пронизывает почти все английские структуры. Фактически, английский язык крутится на глаголе связке be как на шарнире. Например, такие русские предложения как «Мне помогают», «Он сейчас работает» и многие другие требуют глагола-связки.

 

Ксения Темникова: А каким образом догадаться, что в такое предложение нужно поставить глагол-связку? Ведь предложение «Мне помогают» настолько отличается от предложения «Я — врач»!

 

Сахневич С. В. : Это с точки зрения русского языка они отличаются. А с точки зрения английского языка предложения «Мне помогают» и «Я — врач» являются одинаковыми!

 

Ксения Темникова: Как это?

 

Сахневич С. В. : Сравните сами: «I am helped» и «I am a doctor». Подлежащее — I, сказуемое — am, дополнители (complements) — helped и a doctor.

 

Ксения Темникова: Да, но как понять, когда нужно трансформировать русское предложение в английское?

 

Сахневич С. В. : Вот это — и есть самый ключевой момент, который мешает русскоговорящим заговорить на английском языке быстро! Самый эффективный способ — это перестроить естественное русское предложение в неестественное русское, но которое абсолютно похоже на английское. Например, предложение «Мне помогают» нужно перестроить в предложение «Я есть помогаемый». Тогда оно будет похоже на «Я — врач». Соответственно, мы поймем, почему предложения «Мне помогают» и «Я — врач» являются одинаковыми! Как и в английском языке: «I am helped» и «I am a doctor».

 

Ксения Темникова: Как этот процесс можно назвать одной фразой?

 

Сахневич С. В. : Этот процесс можно назвать «одновременным использованием трех языков»: русского («Мне помогают»), английского («I am helped») и, между ними, особого промежуточного подъязыка, русского, заточенного под английский («Я есть помогаемый»). Этот подъязык и обеспечивает плавный переход от русского варианта предложения к английскому варианту.

 

Ксения Темникова: Ничего себе, значит я должен учить два языка вместо одного? Час от часу не легче!

 

Сахневич С. В. : Да нет, просто нужно немного вернуться к литературному русскому языку, где глагол-связка употребляется гораздо чаще. Мы должны помнить, что правильней сказать «Я являюсь врачом», чем «Я — врач»!